21 января 2012 г.

ВОДОСТОЧНАЯ ТРУБА, ИСПОЛНЯВШАЯ ФУГУ

       

        Фуга – ужасно трудное музыкальное произведение. Сыграть его может только мастер. Потому что на самом деле фуга – это такая музыкальная вьюга: кружится себе на месте, всё набирая и набирая обороты… и вот уже скоро её совсем не удержать. Хотя мастер то, конечно, удержит: на то он и мастер.
        Но мы с вами пока поговорим о Водосточной Трубе. Увы, не о Музыкальной Трубе – ей нету места в нашей сказке. Потому что всё место в нашей сказке занимает Водосточная Труба, а водосточная труба, как известно, не самый миниатюрный предмет в мире…

        Итак, Водосточная Труба… Она висела на доме и служила для стока воды. И когда кто нибудь из прохожих приветствовал её и говорил: «Ну, что поделываем?» – Водосточная Труба без долгих размышлений отчитывалась: «Служим для стока воды». И прохожие уходили успокоенные, поскольку это означало, что в мире полный порядок и все занимаются своими делами.
        Надо сказать, что на службе этой Водосточная Труба состояла уже довольно долго – лет, пожалуй, тридцать, а тридцать лет для водосточных труб – глубокая старость. Так что Водосточной Трубе давно полагалось на пенсию, куда она в конце концов и собралась, – причём проводы её решили обставить как нельзя более празднично. И обставили. Гостей и цветов возле дома было – пруд пруди, а Городской Глава даже сказал трогательную речь, которую закончил такими словами:
        – …потому что служить для стока воды было её призванием.
        Это он, конечно, Водосточную Трубу в виду имел. Гости положили цветы на землю и захлопали, а Водосточная Труба сказала:
        – И вовсе нет. Служить для стока воды было моей работой. А призвание моё – музыка.
        Гости на всякий случай перестали хлопать и – тоже на всякий случай – подняли цветы с земли и прижали их к груди. Они не знали, как вести себя в такой ситуации. И Городской Глава тоже не знал. А Водосточная Труба продолжала:
        – К сегодняшнему празднику я приготовила для вас фугу, которую и хочу сейчас исполнить. Только спешу уточнить – просто напоминаю: я водосточная труба, а не музыкальный инструмент… Поэтому не надо ждать, что моё исполнение будет совершенным. Но я попытаюсь вложить в него всю мою душу – и я уверена, что вы получите большое наслаждение.
        – Может быть, лучше не надо? – осторожно, но очень твёрдо спросил Городской Глава: он испугался за свои барабанные перепонки.
        – Действительно… может быть, лучше не надо? – повторили вслед за ним гости: их барабанные перепонки были ничуть некрепче.
        А жители дома, на котором висела Водосточная Труба, наблюдавшие за празднеством из окон, немедленно позахлопывали все окна… и кое кто даже задёрнул гардины.
        – Я хорошо подготовилась, – сказала в своё оправдание Водосточная Труба – и всем стало непонятно, собирается она всё таки ещё исполнять фугу или уже нет…
        – Вы… простите за любопытство, когда нибудь, вообще- то,
пробовали это раньше – исполнять музыкальное произведение? – смягчившись, поинтересовался Городской Глава.
        – Да… может быть, Вы когда нибудь пробовали это раньше? – повторили вслед за ним гости.
        – Нет, никогда, – простодушно ответила Водосточная Труба, и те жители дома, которые в первый раз не задёрнули гардины, теперь задёрнули их немедленно. – Дело в том, что я всегда служила для стока воды…
        – Не покажете ли Вы нам лучше пример красивого стока воды? – воодушевленно предложил Городской Глава. – В Вашем исполнении это будет величественное зрелище!
        – Величественное зрелище! – повторили вслед за ним гости.
        – Нет, я исполню фугу, – решительно сказала Водосточная Труба. – Первый и единственный раз в моей жизни. А на один раз имеет право каждый.
        И без лишних слов приступила к исполнению.
        Вступительный звук был душераздирающий.
        Городского Главы хватило минуты на три, после этого он стремглав бросился бежать куда попало. Гости тут же побежали вслед за ним, зажимая уши и закатывая глаза к самому небу. К счастью, Водосточная Труба не видела этого: она играла словно в беспамятстве. А когда закончила и огляделась вокруг себя, то не увидела никого, кроме Иоганна Себастьяна Баха.
        – Спасибо, – растроганно произнёс Иоганн Себастьян Бах и погладил трубу по алюминиевой поверхности.
        – Как Вы смогли это выдержать? – опешила Водосточная Труба.
        – Это было прекрасно! – ответил он.
        Водосточная Труба горько усмехнулась: она не поверила Иоганну Себастьяну Баху. Но тот продолжал:
        – Музыкальное произведение, которое исполняется один единственный раз в жизни, прекрасно всегда!
        А что уж он имел в виду, говоря так… Бог его знает.

Евгений Клюев "Сказки на всякий случай"

Комментариев нет:

Отправить комментарий